Preview

Здравоохранение Российской Федерации

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Социально-экономическая детерминация возрастного профиля суицидальной смертности в России

https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252

Полный текст:

Аннотация

Целью исследования является анализ суицидальной смертности в постсоветской России в контексте ее возрастных изменений и факторов, определяющих эти процессы.

Материал и методы. Для анализа ситуации использованы данные Росстата за 1989-2018 гг., рассчитанные в системе ФАИСС-Потенциал (Фактографическая аналитическая информационно-статистическая система). Рассмотрены возрастные и стандартизованные (европейский стандарт возрастной структуры населения) показатели по причинам смерти в соответствии с МКБ-10.

Результаты. В период кризисов возрастной профиль суицидальной смертности характеризуется выраженной гендерной спецификой. В мужской популяции - это плато сверхсмертности в трудоспособных возрастах с локальным (а иногда и абсолютным) максимумом в 50-59 лет, причем различия с некризисными периодами определяются прежде всего молодыми трудоспособными возрастами. В женской популяции «кризисный» возрастной профиль суицидальной смертности характеризуется устойчивым восходящим трендом без выраженных максимумов.

Обсуждение. Об объективности проблемы недоучета суицидальной смертности свидетельствует сопоставление данных регионов по уровню смертности от официально зарегистрированных самоубийств и латентных суицидов (повешений, падений/прыжков с высоты и лекарственных отравлений). Полюсные группы этих регионов являются зеркальными - регионы с низкой смертностью от самоубийств характеризуются высокой латентной суицидальной компонентой.

Выводы. Динамика смертности от суицидов в постсоветской России определялась происходящими в ней социально-экономическими изменениями. Социальная детерминация суицидальной смертности находит отражение в ее возрастном профиле: существенном возрастании риска суицида в трудоспособных возрастах в кризисные периоды и сохранении сверхсмертности трудоспособного населения в неблагополучных по продолжительности жизни территориях даже во внекризисные периоды, а в структуре смертности от суицидов в пожилом и старческом возрастах наблюдается противоположная картина. Общие закономерности детерминации возрастного профиля смертности от самоубийств искажаются ее недоучетом.

Об авторах

Виктория Георгиевна Семенова
ГБУ «Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы»; «Институт демографических исследований» - обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научно-исследовательский социологический центр» Российской академии наук
Россия

Д-р экон. наук, главный научный сотрудник «Институт демографических исследований» — обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научноисследовательский социологический центр» РАН, 119333, Москва.

e-mail: vika-home@yandex.ru



А. Е. Иванова
ГБУ «Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы»; «Институт демографических исследований» - обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научно-исследовательский социологический центр» Российской академии наук
Россия


Т. П. Сабгайда
ГБУ «Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы»; «Институт демографических исследований» - обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научно-исследовательский социологический центр» Российской академии наук; ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
Россия


А. В. Зубко
«Институт демографических исследований» - обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научно-исследовательский социологический центр» Российской академии наук; ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
Россия


А. Ю. Михайлов
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
Россия


Г. Н. Евдокушкина
ГБУ «Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы»; «Институт демографических исследований» - обособленное подразделение ФГБУН «Федеральный научно-исследовательский социологический центр» Российской академии наук; ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
Россия


В. Г. Запорожченко
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
Россия


Список литературы

1. ВОЗ. Предотвращение самоубийств: глобальный императив; 2014. Available at: https://www.who.int/mental_health/suicide-prevention/world_report_2014/ru/

2. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025. Available at: https://base.garant.ru/191961/53f89421bbdaf741eb2d1ecc4ddb4c33

3. Durkheim E. Le Suicide, etude de sociologie. Alcan; 1897.

4. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб.: Юридический центр Пресс; 2004.

5. Васин С.А. Смертность от повреждений с неопределенными намерениями в России и в других странах. Демографическое обозрение. 2015; 2(1): 89-124.

6. Юмагузин В.В., Винник М.В. Оценка реального уровня убийств и самоубийств в регионах России. Социологические исследования. 2019; 1: 116-26. https://doi.org/10.31857/S013216250003753-1

7. Björkenstam C., Johansson L.A., Nordström P., Thiblin I., Fugelstad A., Hallqvist J, et al. Suicide or undetermined intent? A register-based study of signs of misclassification. Popul. Health Metr. 2014; 12: 11. https://doi.org/10.1186/1478-7954-12-11

8. Breiding M.J., Wiersema B. Variability of undetermined manner of death classification in the US. Inj. Prev. 2006; 12 (Suppl. 2): ii49-54. https://doi.org/10.1136/ip.2006.012591

9. Castro E.F., Pimenta F., Martins I. The truth about suicide in Portugal. Acta Psychiatr. Scand. 1989; 80(4): 334-9. https://doi.org/10.1111/j.1600-0447.1989.tb02989.x

10. Gjertsen F., Johansson L.A. Changes in statistical methods affected the validity of official suicide rates. J. Clin. Epidemiol. 2011; 64(10): 1102-8. https://doi.org/10.1016/j.jclinepi.2010.12.015

11. Hofer P., Rockett I.R.H., Varnik P., Etzersdorfer E., Kapusta N.D. Forty years of increasing suicide mortality in Poland: Undercounting amidst a hanging epidemic? BMC Public Health. 2012: 12(644): 1-9.

12. Kapusta N.D., Tran U.S., Rockett I.R.H., De Leo D., Naylor C.P., Niederkrotenthaler T., et al. Declining autopsy rates and suicide misclassification: A cross-national analysis of 35 countries. Arch. Gen. Psychiatry. 2011; 68(10): 1050-7. https://doi.org/10.1001/archgenpsychiatry.2011.66

13. Rockett I.R., Kapusta N.D., Bhandari R. Suicide misclassification in an international context: revisitation and update. Suicidology Online. 2011: 2: 48-61.

14. Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Семенова В.Г., Запорожченко В.Г., Землянова Е.В., Никитина С.Ю. Факторы искажения структуры причин смерти трудоспособного населения России. Социальные аспекты здоровья населения. 2013; (4): 1.

15. Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Семенова В.Г., Антонова О.И., Никитина С.Ю., Евдокушкина Г.Н. и др. Смертность российских подростков от самоубийств. М.; 2011.

16. Семенова В.Г., Никитина С.Ю., Гаврилова Н.С., Запорожченко В.Г. Проблемы учета смертности от внешних причин. Здравоохранение Российской Федерации. 2017; 61(4): 202-12. https://doi.org/10.18821/0044-197X-2017-61-4-202-212

17. Семенова В.Г., Гаврилова Н.С., Евдокушкина Г.Н., Гаврилов Л.А. Качество медико-статистических данных как проблема современного российского здравоохранения. Общественное здоровье и профилактика заболеваний. 2004; (2): 11-9.

18. Семенова В.Г., Антонова О.И. Достоверность статистики смертности (на примере смертности от травм и отравлений в Москве). Социальные аспекты здоровья населения. 2007; (2): 2.

19. Gavrilova N.S., Semyonova V.G., Dubrovina E.V., Evdokushkona G.N., Ivanova A.E., Gavrilov L.A. Russian mortality Crisis and the Quality of vital statistics. Popul. Res. Policy Rev. 2008; 27: 551. https://doi.org/10.1007/s11113-008-9085-6

20. Андреев Е.М. Плохо определенные и точно не установленные причины смерти в России. Демографическое обозрение. 2016; 3(2): 103-42.

21. Немцов А.В. Алкогольная история России. Новейший период. М.: URSS; 2009.

22. Chang Sh.S., Stuckler D., Yip P., Gunnell D. Impact of 2008 global economic crisis on suicide: time trend study in 54 countries. BMJ. 2013; 347. https://doi.org/10.1136/bmj.f5239

23. Иванова А.Е., Семенова В.Г. Новые явления российской смертности. Народонаселение. 2004; 3: 85-93.

24. Семенова В.Г. Обратный эпидемиологический переход в России. М.; 2005.

25. Shapiro J. The Russian mortality crisis and its causes. In: Economic Reform at Risk. London; 1995: 149-78.

26. Стародубов В.И., Михайлова Ю.В., Иванова А.Е., ред. Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы. М.: Медицина; 2003.

27. Максимова Т.М. Социальный градиент в формировании здоровья населения. М.; 2005.

28. Тощенко Ж.Т. Социология. М.: Прометей: Юрайт-М; 2001.

29. Lewis O. The Culture of poverty. Poverty in America. Ann Arbor: University of Michigan press; 1965.


Для цитирования:


Семенова В.Г., Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Зубко А.В., Михайлов А.Ю., Евдокушкина Г.Н., Запорожченко В.Г. Социально-экономическая детерминация возрастного профиля суицидальной смертности в России. Здравоохранение Российской Федерации. 2020;64(5):243-252. https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252

For citation:


Semyonova V.G., Ivanova A.E., Sabgaida T.P., Zubko A.V., Mikhailov A.Yu., Evdokushkina G.N., Zaporozhchenko V.G. Social and economic determinants of the age structure of mortality from suicide in Russia. Health care of the Russian Federation. 2020;64(5):243-252. (In Russ.) https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252

Просмотров: 140


ISSN 0044-197X (Print)
ISSN 2412-0723 (Online)